Благословенная жизнь!

Мелани Хемри

Темные тучи затянули небо, когда Дебора Макдермот вышла со своим мужем, Крисом, на улицу под моросящий дождь. Ее глаза были красными от постоянного недосыпания. От стресса кожа на ее лице казалась тонкой и хрупкой, как у птенца.

«Я умоляю тебе не уезжать, – просила Дебора, схватившись за руку своего мужа. – Я не выдержу этого еще один день».

«Я знаю. Поверь мне, я знаю», – ответил Крис. Он выглядел загнанным, а глаза были, как у солдата, который вернулся с войны. Между бровями у него пролегла глубокая борозда.

«У нас двое детей-аутистов. Как я буду платить за то, в чем они нуждаются, и поддерживать их, когда мы состаримся? Если я не приду на работу, я потеряю ее. Что же с ними тогда будет?»

Не обращая внимания на погоду, Дебора стояла на улице и смотрела, как Крис уезжает, а ее слезы смешивались с каплями дождя. Внутри дома Тимоти, их десятилетний сын, бился головой о стену, а также бил себя и кричал: «Я ненавижу мою жизнь, я ненавижу мою жизнь!»

«Я также ненавижу свою жизнь», – подумала Дебора, пытаясь успокоить своего сына, который, как ее предупредили, закончит свою жизнь в специальном медицинском учреждении. Тимоти родился замечательным и светлым ребенком, но проблемы с ним начались очень рано. С самого начала он мог спать только два часа в сутки. На протяжении пяти лет он спал очень мало ночью, и почти все время был несчастлив и плакал. Его чувства были настолько сильно обострены, что звуки и свет просто раздражали его. Он не мог носить одежду.

Он не мог ни с чем справиться за пределами своей повседневной жизни. Если он засыпал в машине, то просыпался с тем, что врачи описывали как «буря». Выгибая спину, он кричал часами. Чувства запаха и вкуса были еще одним спусковым крючком. Он ел только определенную еду, приготовленную в определенной кастрюле. Он ел только одной ложкой. Когда они уезжали из дома, Деборе приходилось брать с собой все необходимые кастрюли и тарелки.

Ему был поставлен диагноз – синдром Аспергера, который считается показателем сильно развитого аутизма. Хотя он научился читать, ему не хватало моторных навыков для того, чтобы держать ручку и писать.

После шести недель обследования у ведущих нейропсихиатров Кембриджа, Тимоти также поставили диагноз, который показывал значительные признаки раннего биполярного расстройства. Резкие перепады в поведении все время усиливались, и ему прочили принятие специальных лекарств до конца жизни. Врач сказал, что он сможет понимать, что он отличается от других людей, и это все. Он постоянно находился в депрессии, и была высока вероятность того, что он совершит самоубийство.

Второй их сын, Джеймс, также был диагностирован аутизмом в возрасте двух лет. В четыре года он все еще не мог говорить. Он не чувствовал холод или боль, как это обычно чувствуют дети. Даже зимой он бегал без одежды, часто отказываясь надевать что-то, кроме одного костюма. Когда он ранился или обжигался, он не показывал никакой реакции. Он не мог выносить шум или какую-то социальную активность. Во время сна Джеймс открывал глаза и скрежетал зубами. Он бился головой о стену, кричал и будил всю семью. Дебора оставалась с ним всю ночь, для того чтобы с ним ничего не случилось.

Зайдя на кухню, Дебора налила себе стакан виски. Ее семья была постоянно в состоянии кризиса уже почти одиннадцать лет, и конца ему не было видно. Глядя на дождь, она сама подумывала о том, чтобы умереть.

Мысли о самоубийстве приносили хоть какое-то облегчение.

Божественное соединение

Дебора признает: «Единственная причина, по которой я не совершила самоубийства, состояла в том, что я переживала о том, что будет с Тимоти и Джеймсом. Мы с Крисом были единственными, кто могли понимать их. Я переживала, что они окажутся в руках людей, которые будут обижать их.

У нас не было никакой поддержки от семьи или друзей. Мы не могли поехать в церковь, поскольку шум, аплодисменты и пение просто вызывали у детей истерику. Посадить Джеймса в машину всегда было очень трудно.

Крис часто бывал в разъездах, и ему нужно было высыпаться. Он спал в одной комнате, в то время, как я оставалась в другой с Джеймсом. Наш брак трещал по швам от давления. Наша финансовая ситуация была очень сложной, и у Криса были проблемы на работе. Единственное, как я могла прожить день, это пить виски утром и вечером. Его никогда не было достаточно, чтобы напиться, и из-за этого я часами плакала и не могла нормально заботиться о детях, но этого было как раз достаточно для того, чтобы хоть как-то успокоить свои эмоции. У меня не было надежды, и я не видела никакого другого выхода, кроме смерти».

В 2006 году для Деборы открылся новый мир, когда семья приобрела спутниковую антенну. Поздней ночью в 2007 году она попала на передачу «Победоносный голос верующего». Она внимательно слушала, как Глория Коупленд, Терри Коупленд Пирсонс и Келли Коупленд обсуждали воспитание своих детей. Их опыт так отличался от того, что переживала Дебора, что она была просто шокированной. Разъяренная, она подняла лицо к небу.

«Бог, как Ты мог такое сделать? Ты должен любить моих мальчиков больше, чем их люблю я. Я готова умереть за них!»

«Я уже сделал это».

«Я никогда не понимала, почему Ты умер, и сейчас я живу среди ада на земле!»

Господь ответил несколькими словами, которые навсегда изменили жизнь Деборы.

«Я исцелю твоих мальчиков».

Непривычное чувство поднялось в Деборе, то, которого она не испытывала уже много лет.

Надежда.

Занимая свое положение

Дебора позвонила в Миссию Кеннета Коупленда, чтобы получить бесплатное издание, предлагаемое на передаче.

Женщина на другом конце провода спросила: «Вы не хотели бы, чтобы за вас помолились?»

«Да! У моих сыновей аутизм, но Бог сказал мне, что Он исцелит их!»

«А вы читали наш журнал?»

«Нет, а что?»

«У нас есть история о том, как мальчик исцелился от аутизма».

Эти слова пронзили Дебору, как электрический разряд. Она никогда не слышала о том, чтобы кто-то исцелялся от аутизма. Она заказала запись Школы Исцеления Глории Коупленд, и женщина пообещала прислать ей копию журнала, который содержал свидетельство Десмонда Омена, мальчика из Голландии, а также DVD, на котором было записано его свидетельство исцеления.

«Когда я посмотрела свидетельство Десмонда Омена об исцелении от аутизма, я знала, что если Бог сделал это для него, то, конечно же, Он сделает это и для моих сыновей, – вспоминает Дебора. – Затем я начала слушать Школу Исцеления и поняла, как много неправильного я слышала о Боге и Библии. Каждый вечер мы включали Школу Исцеления или места Писания. Я была просто одержима этим. Я занималась работой. До такой степени, что наконец до меня дошло, что я даже не помню, когда я последний раз пила виски. Оно мне больше не было нужно. Паника прошла. Беспокойство прошло. Отчаяния не было.

Для мальчиков все начало меняться, особенно для Тимоти. Джеймс все еще не мог говорить, но они оба стали счастливыми. Они начали идти на зрительный контакт и как-то общаться с нами. Они хотели гулять на улице. Мы начали вместе выезжать на природу и играть в парке».

Контратака

Через год состояние мальчиков улучшилось настолько, что Дебора начала обучать их дома по школьной программе. Весной 2008 года она встретила в парке женщину, чьей дочери был поставлен диагноз «синдром Аспергера». Пытаясь помочь, та женщина продолжала говорить о том, что у Джеймса проблемы и что ему нужны лекарства. Ее слова задели Дебору, но она пыталась быть вежливой. Она ответила: «Я верю, что Бог исцеляет его. Он намного лучше».

Женщина несколько раз приводила свою дочь, продолжая комментировать проявления симптомов аутизма у Джеймса. Всего через две недели состояние Джеймса ухудшилось настолько, что он был в худшем состоянии, чем с самого начала. Он перестал устанавливать зрительный контакт, стал замкнутым и отказывался идти гулять. Он отказывался есть, и его рвало, когда он видел, как едят другие люди. Он также отказывался носить одежду.

Если Дебора открывала в комнате шторы, у Джеймса начиналась истерика. Если кто-то приходил к ним домой, он раскручивался во вращающемся стуле и терял сознание.

«Господь, я знаю, что это просто атака, – помолилась Дебора. – Я знаю, что аутизм был побежден на кресте. Я знаю, что Джеймс исцелен. Я только не знаю, как пройти эту ситуацию».

Когда Крис прочитал о том, что американский служитель по имени Эндрю Уомак приезжает в Англию для служения, он решил привести туда своих сыновей.

Вера для чуда

«Проехаться с Джеймсом и Тимоти было подобно тому, чтобы подготовить к высадке десантную дивизию, – вспоминает Крис. – Было очень трудно сделать так, чтобы Джеймс сел в машину и затем еще проехал в ней два часа. Зная, что Джеймс не будет есть, пока не вернется домой, и также зная, что придется укладывать их спать в гостинице, потребовалось много молитв, но это удалось сделать, и Джеймс даже поел».

То, что произошло на следующий день, могло быть только замыслом врага для того, чтобы мальчики так разнервничались, что не смогли бы принять молитву.

Прямо посреди ночи в их комнате начал мигать свет и включилась пожарная сигнализация. Громкий голос приказал всем эвакуироваться из здания. Протирая глаза от сна, мальчики выбрались из своих кроватей и последовали за своими родителями на улицу, как будто не произошло ничего плохого. Постояв на холоде полчаса, они вернулись обратно в свою комнату, легли в кровати и уснули.

На следующее утро зал был заполнен, и они выстояли большую очередь в ожидании молитвы. И когда перед ними осталось только пять человек, Эндрю Уомак перестал молиться за людей. По лицу Деборы потекли слезы. Они были так близко. Кто-то увидел, как она плачет, и подбежал к брату Уомаку. «Пожалуйста, можно помолиться еще за одного?»

Эндрю Уомак положил руки на голову каждого из мальчиков и сказал: «Во имя Иисуса, я повелеваю аутизму убраться!» Посмотрев на Криса и Дебору, он сказал: «Теперь вы родители нормальных здоровых детей».

Новый день

Крис говорит: «Честно говоря, я не хотел ожидать слишком много и надеяться на многое. Но с того дня состояние мальчиков начало улучшаться. Когда мы приехали домой, Джеймс позвал соседского ребенка и они полдня играли вместе. В тот вечер он лег спать и впервые в своей жизни спал всю ночь. И с тех пор у него нормальный сон. Через две недели он переехал в свою собственную комнату. Он начал есть больше, больше общаться с людьми и больше разговаривать. За этим было удивительно наблюдать».

В 2011 году в возрасте пятнадцати лет Тимоти начал ездить на поезде в Кембридж, чтобы в обед пообедать с другом. Однажды он сказал: «Мама, у меня все в порядке. Пришло время избавиться от этого диагноза!»

Врач, который отвечал за отделение аутизма, сказал: «Меня еще никто не просил о том, чтобы я аннулировал диагноз». После того как он обследовал Тимоти, он сказал: «С ним все в порядке! Мне будет приятно аннулировать этот диагноз!» В тот день Крис чувствовал себя самым счастливым отцом на земле.

Вера наносит ответный удар

Однажды Джеймс сидел на полу, играя, когда Дебора заметила, что выражение его лица изменилось. В одно мгновение он начал бить себя и кататься по полу. Его состояние ухудшалось! Дебора выбежала из комнаты в слезах.

«За какое-то мгновение меня захватил страх, и я потеряла свою веру, – объясняет Дебора. – Когда я выбежала из комнаты, Господь крикнул на меня! Он сказал: “Перестань плакать! Никогда не позволяй дьяволу заставлять тебя плакать!”»

Ее слезы мгновенно высохли, и она поняла. Ей не нужно было убегать и звонить своим друзьям на молитвенную линию Миссии Кеннета Коупленда. Ей не нужно было ждать сильного мужчину или женщину веры, пока они приедут в Англию. Ей нужно было узнать, какую власть она имеет. И как разъяренная медведица, защищающая своих медвежат, она ворвалась обратно в ту комнату и использовала эту власть. Она провозгласила: «Во имя Иисуса, аутизм, убери свои руки от моего сына! Оставь его немедленно!»

Мгновенно выражение лица Джеймса вернулось к нормальному. Он улыбнулся и продолжил играть.

«Это произошло через три года после того, как мы начали поддерживать связь с Миссией Кеннета Коупленда, и через год после того, как Эндрю Уомак помолился за него. Несомненно, дьявол пытался опять навесить на него аутизм, но я узнала, как использовать свою власть, и не позволила этому».

Вера для восстановления

Когда Джеймсу было восемь лет, Дебора и Крис решили повезти его к врачу. Дебора сказала врачу: «Я думаю, что вы можете аннулировать его диагноз».

«Миссис Макдермот, дети, больные аутизмом, просто не выздоравливают, – сказала врач. – У них бывают улучшения, но я никогда не слышала, чтобы кому-то аннулировали диагноз».

В это же время Джеймс рассказывал о том, как сильно ему нравится кататься на коньках и роликах. Врач была потрясена.

«Ребенок, на которого я смотрю, и тот, о котором говорится в медицинских записях, это разные люди, – сказала врач. – Вы уверены, что это его медицинская карта?»

Несколько минут спустя она сказала: «У него было множество разных ухудшений, но сейчас нет ни одного. У него нет симптомов аутизма. Ни одного. Этот диагноз – ошибка, и его необходимо удалить из его медицинской карты».

Сегодня Джеймсу двенадцать лет, он открытый чувствительный и счастливый ребенок. В прошлом году Тим попросил разрешение уехать из Англии, переехать в Колорадо и посещать Библейский колледж Эндрю Уомака.

Крис объясняет: «Большинство своего детства Тим потерял из-за аутизма и почти ничего не помнит о нем. Дети, о которых нам сказали, что они будут находиться в медицинском учреждении, сегодня летают по всему миру и живут в другой стране. Он ездил в миссионерские поездки в Болгарию и Эквадор. Просто удивительно разговаривать с ним по скайпу и видеть его во всех этих местах.

Я помню длинные ночи, когда голос Глории обращался к нам в темноте. В тот день, когда Дебора связалась с Миссией Кеннета Коупленда, я вернулся домой и обнаружил совершенно другую семью. Каждую пятницу она звонила в Миссию Кеннета Коупленда для молитвы. Она день и ночь слушала их учение и читала журналы. Очень часто я приходил домой и спрашивал, что она делала. Ее ответ был: “Опять слушала папочку”. Именно так она называла Кеннета. Когда она просила купить ей какие-то материалы Служения, я всегда старался, чтобы для этого были деньги. Я видел, как все поменялось с нашими детьми, в нашем браке и в наших финансах. Сегодня моя жена совершенно другой человек. У нас нет кризиса. Мы наслаждаемся нормальной жизнью, даже более чем нормальной. Мы живем в благословении Господнем».

Мелани Хемри -